Член Совета при Президенте Богдан Безпалько выступил на радио «Комсомольская правда»

Член Совета при Президенте Богдан Безпалько выступил на радио «Комсомольская правда»

Член Совета при Президенте Богдан Безпалько выступил на радио «Комсомольская правда»

Елена Афонина вместе с экспертами и слушателями обсуждает прошедшие переговоры президентов России и Белоруссии

Е. Афонина:

- В студии я – Елена Афонина. Приветствую вас! В ближайшие три недели программа будет выходить без моего постоянного соведущего Андрея Баранова, он находится в отпуске. Будем с экспертами и с вами обсуждать те темы и события, которые нас взволновали на этой неделе.

Мы поговорим о ситуации, которая сложилась в подмосковном Путилкове, где жители требуют убрать миграционный центр, который с 2014 года находится в их населенном пункте. И с каждым годом ситуация становится все хуже и хуже. И жители написали обращение, его подписали 4 тысячи человек, в администрацию президента и в соответствующие организации, которые занимаются правами человека.

Кстати, хочу сразу спросить? Как снять остроту подобной ситуации? Этот вопрос я задам вам, уважаемые радиослушатели, но чуть позже.

Сейчас давайте обратимся к одному из главных событий уходящей недели. В четверг в Москве завершились переговоры президентов России и Белоруссии. Лидеры общались около трех с половиной часов. После этого провели совместную пресс-конференцию. И здесь что-то новенькое, поскольку Александр Лукашенко и Владимир Путин в этом году встречались уже пятый раз, однако впервые за два с половиной года лидеры России и Белоруссии вышли на совместную пресс-конференцию по итогам переговоров, что говорит о том, что определенные договоренности были достигнуты. Какие именно? И как будет проходить это движение на пока экономическую интеграцию, глядишь, там и политика подтянется, мы обсудим с нашим экспертом. На связи с нами член Совета по межнациональным отношениям при президенте Российской Федерации Богдан Безпалько. Богдан Анатольевич, здравствуйте!

Б. Безпалько:

- Здравствуйте!

Е. Афонина:

- Что же это за 28 дорожных карт – важных союзных программ? Пока тайна сия велика есть. Конкретика есть, но не детальная. Хочу задать радиослушателям. Это реальная интеграция или очередная имитация? Ваши комментарии и звонки мы ждем.

Богдан Анатольевич, Владимир Путин сказал, что интеграция России и Белоруссии вышла на новый уровень. В чем вот этот новый уровень наших отношений?

Б. Безпалько:

- Очевидно, заключается в том, что сейчас удалось согласовать хотя бы 28 союзных программ, которые являются пока направлениями очень абстрактными и общими. Документами, которые предполагают лишь развитие движения. Действительно, пока не предполагают к публикованию какой-либо конкретики. Мы видим, что большей частью здесь говориться об экономической интеграции, сотрудничестве и объединении, о чем говорили сами президенты на пресс-конференции. Надежда тут на то, что экономическая интеграция послужит потом базисом для интеграции политической и военной. И многие эксперты, рассматривая заявления, которые к 2023-2024 годам, они подразумевают, предполагают определенного как бы запаса прочности для России. Мы очень осторожно идем навстречу Белоруссии в ее экономической интеграции. И определенное время заложено на проверку доброкачественной интеграции в будущем до 2024 года. А потом если эти процессы пойдут, мы перейдем к следующему этапу интеграции.

Многие эксперты полагают, что стартовавший процесс со встречи Путина и Лукашенко 9-10 сентября, он пойдет по этому пути. Но пока сами союзные программы даже не подписаны даже. И пока нет никакой конкретики по объединению рынка нефти, газа и электроэнергии, пока толком сказать что-то очень сложно.

Е. Афонина:

- Богдан Анатольевич, в вашем голосе чувствуется определенная усталость. Если человек впервые слышит о сближении России и Белоруссии, это для него наверняка все внове, а когда этот разговор идет с 1999 года, этот союзный договор, который, как мы понимаем, на протяжении этих лет остается не более, чем определенный билль о намерениях, то говорить о том, что сейчас начнется тот самый прорыв, это значит понимать, что что-то изменилось, что может подтолкнуть Россию и Белоруссию на более тесную интеграцию.

Действительно ли сейчас острота момента такая, что отступать уже некуда? И единственное, что возможно – это объединиться. Или мы будем опять на протяжении многих лет говорить, что 28 дорожных карт, вот те самые 28 союзных программ. И посмотрим, как 20-25 лет мы будем их реализовывать.

Б. Безпалько:

- Безусловно, усталость есть. И даже у самых простых граждан России, которые не интересовались подробностями интеграции, союзным договором, а просто симпатизировали в свое время белорусскому президенту, у них развилась скептического рода усталость. Никакой интеграции нет. И все эти разговоры использовались белорусским лидером исключительно для получения экономической помощи от России.

Белоруссия сейчас находится под давлением Запада, собственно, сам Лукашенко сейчас находится под сильным давлением Запада. Россия для этого не предпринимала никаких усилий да и это было бы довольно странно, потому что последствия действий, в результате которых Белоруссии и Лукашенко объявили санкции, с Россией не согласовывались. Да и вряд ли могли быть принципиально согласованы. Никто из российского руководства не заставлял и не советовал Александра Лукашенко сажать самолет ради одного блогера Протасевича. Или каким-то образом жестко подавлять протесты. В общем, все, из-за чего в Белоруссии сейчас довольно жесткий экономический и политический кризис, это все порождение власти Лукашенко на протяжении последних 20-26 лет.

Конечно, при усилении внешнего давления Белоруссия естественным образом движется в сторону России, потому что только в России она может найти поддержку, выжить, сохранить свой политический режим, устойчивость и стабильность, избавиться от хаоса. И в рамках таких условий естественным будет движение к интеграции, потому что для России это выгодно и нужно, для Белоруссии это тоже выгодно и нужно. Но долгое время этому мешали некоторые особенности управления в Белоруссии лично Александром Григорьевичем Лукашенко. Будем надеяться, что условия сложились так, что начнется реальный процесс интеграции.

Ряд экспертов говорят, что это не первый раз. В 2010 году тоже была попытка оранжевой революции там, после этого белорусский президент пошел на ряд интеграционных шагов, на включение Белоруссии в ряд интеграционных союзов, а потом опять застопорился.

Меня здесь смущает только то, что Лукашенко приехал в Москву, мы видели это своими глазами, с другой стороны, белорусский министр иностранных дел Владимир Макей встречается с папским нунцием, послом Ватикана. Ватикан традиционно играл большую роль как посредник между Западом и другими странами, режимами и лидерами. С другой стороны, Макей – министр иностранных дел Белоруссии, западник, будет встречаться с министром иностранных дел Польши – Збигневом Рау, причем, ни где-нибудь, а в США. Это выглядит немного не хорошо. Будто бы Западу тоже дается сигнал о том, что у вас есть шанс наладить с нами отношения, признать, легитимизировать действующего президента Белоруссии. И тогда мы вернемся к обычной политике многовекторности и для вас, для Запада, это будет выгодно, потому что Россия – это ваш конкурент и противник.

Е. Афонина:

- По некоторым сведениям там все гораздо проще. И разговор с Европой идет исключительно потому, что она должна была вложиться в некоторые проекты, в частности, в строительство дорог. Сейчас эти проекты в подвешенном состоянии. Я узнавала, почему Белоруссия продолжает так в Европу смотреть? И санкции, казалось бы, ввели, и тем не менее. Мне объяснили, что все очень просто: будут хорошие дороги – слава Европе! Не будет, значит, извините, будем договариваться с кем-то еще.

Вот встречаются Путин и Лукашенко. Почти три с половиной часа проводят переговоры об интеграции в Союзное государство. И выясняется, что это только с экономической точки зрения. Работа, которая велась три года, согласовано 28 из 31 дорожной карты, которые еще должны утвердить на высшем государственном совете Союзного государства. Документы не опубликованы.

Из реального. Реально то, что принято снять все ковидные ограничения, которое касается авиационного сообщения. Закупка российского вооружения более чем на 1 миллиард долларов. Перспектива поставок в Белоруссию комплексов С-400. И цена на газ в следующем году останется для Белоруссии на уровне нынешнего года.

Тут нам написали радиослушатели, в частности, Юрий из Финляндии пишет: «Слышал, шутники говорят, что Лукашенко приехал с пустыми руками, а уедет с полными». Отвечаю: сам президент Белоруссии об этом сказал. Объем российских кредитов в Белоруссию до конца 2022 года составят около 630 миллионов долларов. Но Лукашенко заявил, что Минск пока не будет обращаться к Москве за новыми кредитами. То есть, вроде как не за деньгами приезжал.

Может, мы сейчас становимся свидетелями реальной интеграции? Или это очередная имитация? Вопрос к вам, уважаемые радиослушатели.

Константин из Свердловской области: «Пока в Белоруссии Лукашенко – это, скорее, имитация. И нужна ли уж так нам интеграция?».

Богдан Анатольевич, о какой интеграции мы, собственно, говорим?

Б. Безпалько:

- Мы говорим пока только о направлениях, о желаниях, декларация о намерениях и так далее. В свое время, когда заключили союзный договор, с одной стороны, это был билль о намерениях в виде договора с определенными обязательствами, которые, тем не менее, не были обеспечены. Но, тем не менее, это был прорыв. Надеюсь, что сейчас тоже будет прорыв, но уже с какой-то реализацией.

Мы можем говорить о том, что это будет только тогда, когда будет ясна какая-то конкретика. Пока из конкретики известно, что Белоруссии выделят 640 миллионов долларов кредита, несмотря на то, что Лукашенко говорил, что он едет не за кредитами. Это деньги, которые пойдут на оплату российского же газа и нефти, скорее всего. С другой стороны, эти деньги дают в долг, а не дарят, которые будут потрачены на наших же поставщиков. Что еще? Цена на газ будет заморожено на уровне примерно 130 долларов за тысячу кубометров. Цена, конечно, ниже, чем в Европе, особенно сейчас, когда на рынке она достигла 700 долларов за тысячу кубометров. С другой стороны, спрос Белоруссии не очень велик, поэтому и цена повышаться не будет. Но это и не цена на газ, как в Смоленской области, о которой постоянно говорит сам Лукашенко и о которой постоянно говорят эксперты, которые его поддерживают. Его лоббисты, скажем так. Здесь, в том числе, в России. Некоторые из КПРФ любят козырять, что надо снизить цены на газ, как в Смоленской области. Напомню, что Смоленская область – это часть Российской Федерации, на которую распространяется суверенитет Российской Федерации, где мы можем располагать любые военные объекты и базы. И делать все, что можно в соответствии с законодательством нашей страны. Белоруссия не может.

Что тут можно заключить? Он это говорит для успокоения ряда националистов, которые представляют в Белоруссии мелкую, небольшую, но сплоченную и агрессивную крикливую группу. И которая постоянно спекулирует на том, что любая интеграция – это отказ от суверенитета.

С другой стороны, пока сами эти проекты не нарушают каких-либо принципов суверенитета Белоруссии. Речь не идет ни об объединении, ни о поглощении. Всего о согласовании ряда экономических программ.

Е. Афонина:

- «Граждане России и Белоруссии благодаря интеграции двух стран получат равные права и возможности в экономической и социальной сферах в рамках Союзного государства». Где ущемлены и в каких правах граждане России и Белоруссии, находящиеся и пребывающие на территории той или иной страны?

Б. Безпалько:

- Возможно, тут имеется в виду право обслуживания медицинского без полиса российских страховых медицинских фирм. Может, права граждан Белоруссии как формально иностранных, хотя льгот для пребывания в России и для трудоустройства у них тут больше всего. Граждане Белоруссии ранее, пересекая границу, они даже не получали миграционную карту, потому что, собственно, не было границы.

Очень радует, что сняли антиковидные ограничения, но сами белорусы мне пишут, что они не пользуются самолетами, потому что это очень дорого. И для них важны антиковидные ограничения, которые распространяются на перевозки автомобильного и железнодорожного характера. Особенно между близлежащими городами, допустим, из Витебска на территорию России, в Смоленск с территории Белоруссии. Это для них важно, потому что они не богаты, пересекать границу, каждый раз делать ПЦР-тесты…

Кстати, постоянно задают вопрос: почему-то не учитывается вакцинирование российскими вакцинами при пересечении границы. Постоянно заставляют сдавать ПЦР. Это российские вакцины, они признаны в Белоруссии.

Е. Афонина:

- Я вас сейчас сильно удивлю. Граждане России, которые отправляются в Краснодарский край на отдых, они тоже обязаны сдавать ПЦР, даже если они вакцинированы.

Б. Безпалько:

- Согласен. Но поскольку речь зашла об отмене антиковидных мер, то почему для пассажиров самолетов их отменяют, а для поездов и автомобилей нет? Тут нет логики.

Е. Афонина:

- Вот, казалось бы, что проще: договориться об отмене роуминга на территории Союзного государства! Договорились в 2019-м году или раньше. И дальше все откладываем, говорим, что подумаем. Тут никаких сложностей нет, но и это не реализуется! И если мы на таком уровне не можем договориться, что говорить о глобальной экономической программе, единой таможне и валюте! Сколько мы будем договариваться? Еще лет тридцать-сорок?

Б. Безпалько:

- Интеграция – это еще и возможность без проволочек, например, белорусам стать гражданами России, а проблемы такие есть.

Е. Афонина:

- Спасибо!

Источник: https://radiokp.ru/podcast/nacionalnyy-vopros/469538
Автор фотографии: https://s14.stc.all.kpcdn.net