Для сохранности коренных народов вводят этнологическую экспертизу

Для сохранности коренных народов вводят этнологическую экспертизу

В федеральном агентстве по делам национальностей (ФАДН) начали работать над законопроектом об этнологической экспертизе. Разработчики законопроекта опираются на опыт реализации закона об этнологической экспертизе Якутии, принятого в 2010 году.

Благодаря ей, рассчитывают в ведомстве, удастся сохранить привычную среду проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (КМНС).

Защита от непродуманных управленческих шагов

«Введение практики этнологической экспертизы призвано содействовать защите коренных народов Севера от принятия непродуманных управленческих решений, меняющих образ их жизни», - сообщили в Федеральном агентстве по делам национальностей «Парламентской газете». В документе вводится понятие этнологической экспертизы, определяются её виды, цели и задачи, устанавливаются её объекты, права и обязанности заинтересованных лиц, а также орган власти, который может её осуществлять. Закон адресован прежде всего КМНС и сырьедобывающим компаниям.

Этнологическая экспертиза — важный инструмент государственной национальной политики, считают в ФАДН. Она должна учитывать этнокультурные потребности и интересы всех россиян. Нормативное регулирование её процедуры необходимо, чтобы  избежать негативного влияния хоздеятельности на этнокультурное наследие, межнациональные отношения и традиционный образ жизни народов РФ.  

Разработчики законопроекта опираются на опыт реализации закона об этнологической экспертизе Республики Саха (Якутия), принятого в 2010 году. Документ содействует налаживанию взаимоотношений между хозяйствующими субъектами и представителями коренных малочисленных народов на территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности, а также минимизирует наносимый ущерб среде их проживания. Всего за период его применения по восьми этнологическим экспертизам были даны положительные заключения. 

В то же время, сообщили в ФАДН, в ходе применения этнологической экспертизы в Республике Саха (Якутия) выявились проблемы. Главная заключается в том, что региональный характер такой процедуры позволяет недропользователям обходить республиканское законодательство под предлогом того, что лицензии на разработку месторождений выдаются на федеральном уровне. Именно поэтому важно появление федерального правового механизма.

Доступ местного населения к принятию решений

В прошлом году тема законодательного обеспечения прав КМНС обсуждалась на «круглом столе» Комитета Госдумы по делам национальностей. На мероприятии говорили о деталях и содержании процедуры этнологической экспертизы. Депутаты считают, что закон должен определить условия, порядок и иные аспекты экспертизы при реализации крупных инфраструктурных проектов. Председатель комитета Ильдар Гильмутдинов рассказал, что парламентарии  заинтересованы в принятии закона об этнологической экспертизе.

«Более того, мы договорились о том, что законопроект на этапе нулевого чтения будет  отдельно обсуждаться на площадке комитета, — подчеркнул он. — В 2017 году мы подали заявку на проведение комплексной научно-экспертной исследовательской работы по теме этнологической экспертизы в Научный совет Госдумы. Заявка была поддержана, работа выполнена. Теперь мы вооружены дополнительными аргументами и научной базой для дальнейшей реализации законодательной инициативы. На мнение учёных из Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН мы и будем опираться в предстоящей работе».

Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук Наталья Новикова в этнологической экспертизе видит инструмент установления взаимодействия между КМНС и промышленными компаниями. «Есть международный принцип: коренные народы имеют право на «предварительное и свободное, осознанное согласие» с решениями, которые затрагивают их интересы, — пояснила она. - Это требование Декларации ООН о правах коренных народов отражено в Стратегии национальной политики РФ от 2012 года. Там записано, что задачей государства является обеспечение доступа коренных народов к принятию решений. Один из механизмов его реализации и есть этнологическая экспертиза». 

Гарантия мирного решения споров

В экспертном дискурсе тема возникла в 1999 году - с принятия Закона № 82-ФЗ о гарантиях прав коренных малочисленных народов. Он впервые определял понятие этнологической экспертизы. Тогда имело место множество нарушений при реализации промышленных проектов. В 1999 году, например, был построен газопровод по западному берегу Камчатки, который прошёл с севера на юг через верховья более сотни нерестовых рек и охотничьих угодий.

Зампред Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Александр Акимов подтверждает, что можно привести немало фактов, когда с приходом крупных добывающих компаний «загорался сыр-бор» и в Якутии, и Ямало-Ненецком, и Ханты-Мансийском автономных округах. Ущерб, наносимый при этом традиционным занятиям (и отраслям) — оленеводству, охоте, рыболовству — подсчитать без экспертизы непросто.

СМИ широко освещали скандал с компанией «Лукойл», от которой коми-ижемцы потребовали прекратить загрязнение нефтью рек в Республике Коми. Ещё одна нашумевшая история — протесты в ХМАО, где столкнулись интересы местного населения и компании «Сургутнефтегаз». Дошло дело до обращения коренных народов в 2017 году к президенту Владимиру Путину с просьбой защитить природный парк «Нумто» от посягательств на добычу нефти. Жители опасались разрушения экосистем и среды обитания редких и ценных видов фауны и флоры. К тому же озеро Нумто является святилищем для народов ханты и лесных ненцев. Глава СПЧ Михаил Федотов и ОНФ тогда выступили на стороне местных жителей.

Инструмент взаимодействия КМНС и промышленных компаний

В минувшем ноябре законодательное обеспечение прав КМНС стало предметом внимания на  расширенном заседании Комитета Совфеда по конституционному законодательству и государственному строительству. Сенатор Александр Акимов, представитель от Республики Саха-Якутия, особо выделил этнологическую экспертизу из всех остальных: «Она касается коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и необходимости учитывать их права и традиционный образ жизни в ходе бурного освоения природных богатств, строительства газо- и нефтепроводов».

С начала действия в республике закона об этнологической экспертизе, сказал он, заметно повысилась прозрачность деятельности хозяйствующих субъектов. Теперь на сходах населения открыто обсуждаются масштабные инвестпроекты по разработке новых месторождений. С внедрением цивилизованных подходов меньше возникает и недопонимания. «Крупные ресурсодобывающие компании подписывают соглашения с общинами КМНС и региональной властью, за счёт чего выделяются определённые финансовые средства для рекультивации земель и возмещения иного ущерба», — отметил Акимов.

Например, группа «Алроса», которая добывает алмазы в северных Анабарском и Оленёкском улусах Якутии, строит школы и другие социальные объекты за счёт отчисления двухпроцентных компенсационных выплат. Хотя в 90-х годах прошлого века та же компания отметилась шумной историей, связанной с открытой разработкой алмазных россыпей.

Поручение о разработке процедуры этнологической экспертизы в 2016 году дал Президент России. Законопроект продвигают Ассоциация коренных малочисленных народов, их общины, его активно поддерживают в Якутии и, конечно, в федеральном парламенте.