Русский араб Камаль Баллан: о Сирии, России и национальной идее

Русский араб Камаль Баллан: о Сирии, России и национальной идее

Один из ярчайших представителей рос-сийской сирийской диаспоры – лютнист-виртуоз, руководитель камерного симфонического ор-кестра арабской музыки, киноактер и хореограф Камаль Баллан, – поделился своим мнением о конфликте в Сирии, российской политике и национально-культурном фоне с нашей редакцией.

– Камаль, расскажите нам, как давно Вы живете в России, общаетесь ли Вы с представителями сирийской диаспоры, проживающими на территории нашей страны? И как повлияли на Ваши убеждения и представления сирийские и российские политические и культурные традиции?

– Я родился в Сирии, а уехал из Сирии в 19 лет. Я не знал эту страну, но был коммунистом, активистом, и любил ее еще до переезда сюда, читал журнал «Страна Советов» на арабском языке. Это было великолепное издание, очень дешевое, а мне вообще давали его бесплатно. Я даже не знал тогда, что через несколько лет я приеду в Россию.

За первые полгода, во время того, как я учился на подготовительном факультете Вуза и изучал русский язык, я 45 раз вышел на сцену. Я помню фестиваль «Человек – человеку» во Дворце Молодежи, куда приехали участники со всех стран мира, где меня одели в арабский национальный костюм, я взял лютню и спел «Пусть звезды опять нам назначат свидание» - про Гагарина! Эту песню я потом исполнял множество раз,- это было интересно, когда человек с незнакомым инструментом и с акцентом говорящий по-русски, поет такую песню.

Но еще тогда я понял, что идеология коммунизма великолепна, но исполнять ее никто не будет. Потому что это очень сложно. Еще человеческий менталитет не созрел для так называемого «равноправия».

Я араб, и по крови моих матери и отца, – друз. Я принял христианство в 1987 году. Об этом раньше я не мог говорить, не потому что страшно, а потому что не поймут. Сейчас я говорю об этом с гордостью, хотя я знаю, что Бог один, и не такой уж я верующий, чтобы постоянно ходить в церковь и исповедоваться. Я люблю религию мира. Сейчас идет дискуссия: ислам – это религия войны или мира? Ислам - это тоже религия мира, а религию войны и религию оккупации из него сделали сами люди.

Я обожаю Сирию, как страну, в которой я родился, как свою Родину. Это страна-музей, древнейшее цивилизованное сообщество, многонациональное и совершенно неагрессивное. Сирия – это одно из немногих государств мира, где на протяжении многих веков могли без всяких проблем жить представители всех конфессий, за исключением периода влияния Османской империи, которая всегда исторически развязывала войны. Но для того, чтобы стать империей, только войн недостаточно. Нужно иметь свою первозданную великую культуру. Поэтому Российская империя стала великой.

Россия – сейчас мой дом. Я, конечно, общаюсь с сирийцами в России, и женат сейчас на арабке. Но я вжился в культуру этой страны, я люблю русский театр, стихи, песни.

– Как Вы думаете, почему конфликт в Сирии так затянулся?

– Те, кто развязал эту войну, не рассчитывали на такую мощь, силу и терпение сирийского народа. И на такую поддержку России и лично Президента РФ В. В. Путина.

Таких конфликтов не может быть между цивилизациями. В цивилизованном обществе должны находиться пути и решения подобных противоречий. К сожалению, это война для некоторых сторон стала бизнесом. Там «продают в огромных бокалах кровь». Это конфликт между странами в Сирии, но прискорбно, что в первую очередь, страдает сирийский народ.

– Как Вы оцениваете российскую политику по отношению к Сирии сегодня?

– Я хочу заметить, что если бы не Россия, Сирия вряд ли смогла самостоятельно воевать против терроризма. Дружба между нашими странами имеет историю в несколько десятилетий, еще с советского периода, и во многом она определила сегодняшний политический менталитет Сирии. А если бы Россия опоздала на несколько дней, все могло бы случиться так, как в Ливии, несколько лет назад.

Я уважаю министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, то, как он выражает внешнеполитический курс этой великой страны, то, как несмотря ни на что, он спокойно называет американцев нашими партнерами.

Всегда говорили о национальной идее России. Партии, государственные деятели искали лозунги посильнее, покрепче. Но Путин, я уверен, знает и проводит российскую национальную идею: миссия России – это справедливость в мире.

Россию, я считаю, просто так не взять «кулаками»; ни экономическими санкциями, ни политическими методами, ни войной. На мой взгляд, Российская Федерация имеет огромный потенциал стать великой державой, именно сейчас, и иметь даже больший вес, чем Советский Союз. Для того, чтобы выжить, нужно быть сильным. И Россия это поняла.