Майя Аствацатурова: "Национальной политике России необходима оптимизация"

Майя Аствацатурова: "Национальной политике России необходима оптимизация"

Тема проблем и вызовов национальных отношений в России за последний год утратила свою популярность в российских СМИ: конфликтные сюжеты на национальной почве ушли из информационного поля. О том, какова межнациональная ситуация в стране в настоящее время, об успехах и задачах государственной национальной политики "Вестник Кавказа" побеседовал с директором Центра этнополитических исследований, профессором кафедры креативно-инновационного управления и права Пятигорского госуниверситета, профессором, доктором политических наук Майей Аствацатуровой.

- Какие основные события в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений за последнее время вы могли бы назвать ключевыми?

- Налицо позитивные тенденции, прежде всего, в плане создания обновленной системы реализации национальной политики и управления в этой сфере. Государство вновь (после 1996 года) заявило о своей позиции в отношении этнокультурного развития и этнополитических процессов и подтвердило свою заинтересованность в сохранении полиэтничного социального портрета населения, предприняло множество шагов по оптимизации межэтнических, меж- и внутрирелигиозных отношений. При этом несомненным позитивом является упрочение такого идеологического и мировоззренческого приоритета, как гражданское единство, патриотизм, который надэтничен и надконфессионален, являясь однозначной платформой объединения граждан России именно как членов гражданской нации. Важным управленческим шагом стало создание ФАДН, Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям и других организационных акций в данной сфере. Важна роль президента России, который постоянно подчеркивает многонациональность России как достояние и перспективный ресурс развития.

- Какова по вашему мнению динамика – ситуация становится более напряженной или более спокойной?

- Ситуация в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, на наш взгляд, является относительно стабильной, сбалансированной и управляемой, однако есть скрытый конфликтогенный потенциал, который проявляется в локальных проявлениях национализма, ксенофобии, мигрантофобии. Также очевидна конкуренция этнических групп – в экономической и политической сфере – как объективное проявление социального соперничества, которое неизбежно сопровождает межэтнические отношения. В некоторых регионах, в частности, на Северном Кавказе в связи с этим затруднено осуществление реформы МСУ, есть тенденция к образованию "этнических" территорий и районов, отмечается некоторая этноконфессиональная архаизация – проникновение религиозной обрядности в светские практики, в том числе – политические и управленческие.

- Какие вы видите ключевые внешние и внутренние вызовы, риски и угрозы для этнополитической и религиозной сферы?

- Помимо прямой террористической угрозы крайне опасна пропаганда и идеологическое воздействие на граждан России, прежде всего на молодежь, которая направлена против роли Российского государства, против его руководства и президента России. Чрезвычайно вредна ложная идея о том, что в светском демократическом Российском государстве верующий гражданин (прежде всего, мусульманин) не имеет полнокровной возможности для реализации своих религиозных и интересов. Большую политическую опасность представляет антигосударственный дискурс, который вращается вокруг проекта построения на территориях России справедливого шариатского государства как политического и социального идеала верующих.

Также весьма опасна наметившаяся дифференциация между верующими и неверующими (в том числе, атеистами) по проблемам политики, управления, социальности, ментальности, обрядности. Не менее опасны непродуктивные и часто демагогические схоластические битвы внутри конфессий за "истинное понимание догматов" веры, и, тем более, дифференциация верующих по этническому признаку ("татарский ислам", "чеченский ислам", "ногайский ислам" и тому подобное). Вызывают сомнения попытки экспертов и управленцев, как и религиозных лидеров, определить группы истинно верующих, группы "умеренных" и группы "радикалов" в связи с отсутствием четких индикаторов – показателей умеренности, радикализма, истинности мировоззренческих посылов.

- В 2012 году была принята Стратегия государственной национальной политики до 2025 года. Требуется ли адаптация стратегии под новые вызовы и угрозы или же нужны иные меры нормативного регулирования?

- Стратегия имеет рамочный характер, в основных позициях и принципах она не нуждается в пересмотре, тем более, что является документом общественного согласия с учетом обсуждения и многочисленных корректив. Документ предоставляет широкие возможности для адаптации к региональным ситуациям и может быть воплощен в региональных концепциях и программах применительно к потребностям конкретных регионов. С 2012 года Стратегия выполняет свою роль – роль доктринального документа – заявления государства своей позиции в сфере межэтнических отношений. Скорее, корректировке может подвергаться соответствующая программа федерального уровня с учетом создания ФАДН, новаций внешнеполитической ситуации, вхождения Крыма в состав РФ, изменения числа и структуры федеральных округов России. При этом считаю возможным разработку аналогичного документа в сфере государственно-религиозных отношений для четкого обозначения позиции РФ как светского государства и для прояснения реалий и перспектив отношений государства и общества с конфессиональными институтами, перспективы и рамки их социального служения.

- В настоящее время планируется разработка проекта Федерального закона о государственной национальной политике. Как вы считаете, нужен ли подобный закон и какие основные задачи должен он решить?

- Возможно, что такой закон, речь о необходимости которого ведется в политико-управленческом дискурсе с 1990-х годов, будет правовой поддержкой Стратегии и дополнительным существенным посылом обществу и управленцам (на уровне исполнительной власти, силовых структур, МСУ) о значимости данной сферы. Однако разработка такого закона должна вестись с государственнических позиций, при четком прояснении субъектов закона, его понятий, а также перспектив его правоприменения. Важна политическая составляющая этого закона с тем, чтобы его содержание служило главной цели – упрочению единства российской нации и суверенитета РФ, который включает в себя этнокультурный и этнополитический суверенитет каждого гражданина в рамках суверенитета российского общества и Российского государства.

- Одним из ключевых положений Стратегии государственной национальной политики является "укрепление единства российской нации". С вашей точки зрения, определение "российской нации" как многонационального народа Российской Федерации достаточно полное или его необходимо дополнить?

- Представляется, что идея единства российской нации – россиян -  является продуктивной и безальтернативной, именно эта идея предоставляет продуктивные возможности для сочетания многих идентичностей – собственно этнической, региональной и общенациональной. Считаю, что в понятии "российская гражданская нация" заложен масштабный политический и геополитический смысл, который сегодня особенно востребован в условиях новой архитектуры международных отношений. При этом позиционирование президента России все более осмысливается населением как позиционирование национального лидера с масштабным международным авторитетом, который успешно представляет Россию именно как нацию-государство.

В этой связи целесообразно более эффективное информационное и PR-сопровождение понятия "российской гражданской нации", особенно на региональном уровне. В этом сопровождении не должно быть противоречий с общим трендом дальнейшей демократизации России и модернизации ее политической системы, что убедительно проявляется в ходе современной избирательной кампании в Государственную, равно как и нет противоречий с традиционными консервативными ценностями российской государственности и российского общества. Нужно обновление политических технологий и поиск новых форм их субъективирования для популяризации в обществе идей российской государственности, масштаба российской гражданской нации как одного из самых значительных субъектов человеческой цивилизации и современного геополитического процесса.

- Насколько оправдало себя решение о создании Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН)? Насколько в целом эффективны действия федеральных органов государственной власти в сфере гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений?

- Создание ФАДН в полной мере соответствует российской управленческой традиции, представляется необходимым и оправданным. Считаю, что в России должен быть целевой профильный орган исполнительной власти, занимающийся управлением в сфере межэтнических отношений. Среди эффективных практик ФАДН – заключение договоров с субъектами РФ о сотрудничестве, создание Общественных советов разного уровня и содержания, проведением мониторинга состояния межэтнических отношений, сотрудничество с общественно-политическими движениями и организациями – ОНФ, Ассамблея народов РФ, Совет при президенте РФ по межнациональным отношениям, с национально-культурными организациями, клубами и фондами, участие в проведение форумов, школ и так далее. Также значимо сотрудничество с экспертным сообществом и СМИ, с соответствующими структурами в регионах. При этом важно, что во многих субъектах РФ, в частности, в СКФО сохранены и действуют соответствующие органы исполнительной власти, необходимость в которых не вызывает сомнения.

Думается, что деятельность ФАДН должна более широко освещаться в СМИ, в интернет-пространстве, как и реализация национальной политики, в целом. Важна система повышения квалификации, подготовки и переподготовки кадров управленцев в данной сфере, обновление техник и технологий, повышение общего уровня организации деятельности НКА, НКО. Важно своевременно осмысление динамики этнокультурного и этнополитического процесса, а также качества государственно-конфессиональных отношений, нужно обновление понятий, терминов и представлений, как экспертного сообщества, так и граждан. Необходим поиск новых форм институционализации гражданского общества в его этнокультурной модели там, где в этом есть общественная потребность. И вместе с тем, ФАДН, вероятно, призвано более активно вовлекать НКА и НКО этнокультурного направления в общегражданский процесс.

- Насколько эффективно, по вашему мнению, в настоящее время работают программы подготовки и переподготовки управленческих кадров в сфере реализации государственной национальной политики? Какие шаги необходимо предпринять для повышения их эффективности?

- Необходимо подготовка специалистов в системе высшего образования по соответствующей специальности в ведущих вузах страны, в том числе, в СКФУ, в ЮФУ, а также в Пятигорском государственном университете. Также необходима система повышения квалификации и переподготовки кадров в этой сфере, краткосрочные курсы, а также школы для молодых политологов, социологов. Настоятельно нужно, чрезвычайно необходимо расширение системы диссертационных советов по научной специальности 23.00.05 – "Политическая регионалистика. Этнополитика", которая имеет высокий спрос на Северном Кавказе и потребность специалистов по которой очевидна, особенно с учетом смены генерации политологов, социологов. При этом диссертационные советы по данной специальности будут, как и были в прошлом, ареной научного, политического, управленческого дискурса и поиска инновационных технологий оптимизации межэтнических отношений.

- Насколько эффективно осуществляют работу общественные советы в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений при органах власти с точки зрения оценки результатов их деятельности и кадрового состава?

- Такие советы на уровне президента России, его полпредов в округах, на уровне глав субъектов РФ и на уровне глав МСУ необходимы и желательны. Они являются площадками взаимного компромисса, договоренностей и представления интересов этнических групп. Также эти советы с соответствующими комиссиями предпринимают действия по профилактике и разрешению межэтнических противоречий. Необходимо продолжение их деятельности, обновление форм, максимальная приближенность их к реалиям межэтнических отношений, интенсификация работы. Важно усилить экспертный пул и практическую направленность в плане реализации необходимых управленческих технологий как технологий сообщественной демократии, конвенциональности. Их деятельность также должна широко освещаться и отражаться на сайтах, в блогах и так далее.

- Считаете ли вы актуальным вопрос необходимости формирования общественных организаций, которые представляли бы интересы русского населения, или достаточно деятельности официальных органов власти?

- Считаю важным и необходимым формирование эффективных общественных организаций и движений, НКА русского населения, более того, русские общественные организации призваны четко позиционировать интересы русского населения, быть полноправными субъектами диалога НКА и НКО, подавать примеры миротворчества, противодействия радикальному мировоззрению. Важно формировать пул молодых русских активистов с политическим и общественным авторитетом, с харизмой, стоящих на государственнических позициях, грамотных и компетентных в общественно-политических отношениях.

В республиках РФ СКФО налицо дефицит таких организаций и таких лидеров, что имеет, многие объективные причины, однако должно преодолеваться. Именно русские общественные организации призваны акцентировать проблемы русского населения, добиваться их достижения на всех уровнях, призваны стремиться к созданию общественного образа русских как полноправных, необходимых и желаемых участников северокавказского этнокультурного и этнополитического полилога. При этом особое внимание необходимо обратить на русскую молодежь с тем, чтобы четко представить ей перспективы ее участия, субъективирования во всех процессах Северного Кавказа в личностном и общественном планах.

- В целом, с вашей точки зрения, в ближайшее время ситуация в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений будет улучшаться или ухудшаться?

- Ситуация в сфере межэтнических и межрелигиозных отношений в ближайшее время будет сохранять свое качество, вероятно, без тенденции к ухудшению при локальных проявлениях национализма, ксенофобии и межэтнических (в том числе, этнополитических) противоречий. В этой связи необходимо дальнейшее развертывание и повышение эффективности системы управления в данной сфере при достоверном понимании элитой – федеральной и региональной – качества и динамика отношений этнических групп. И здесь нет однозначных одиночных ключевых решений, необходима постоянная институциональная деятельность по оптимизации данной сферы в общем контексте национальной безопасности РФ во взаимодействии государства и общества. При этом определенном ресурсом упрочения гражданского единства могут стать выборы президента России при использовании эффективных технологий и достоверных идеолого-мировоззренческих посылов.

Источник